abeliakov


Антон Беляков

депутат Государственной Думы VI созыва


Previous Entry Share Next Entry
В новом созыве Госдумы педофильское лобби значительно ослабело
abeliakov
В минувшую среду на заседании нижней палаты парламента состоялась беспрецедентная по своему накалу дискуссия. Как поделились со мной потом "бывалые" депутаты, не один созыв проработавшие в Госдуме, такого напряжения в зале давно не наблюдалось.
По замыслу профильного комитета, мой законопроект о запрете условно-досрочного освобождения для педофилов палата должна была отклонить за пару минут. Его рассмотрение даже объединили с двумя инициативами, которые не имели никого отношения к поднимаемой проблеме. Но в итоге заготовленный "сценарий" потерпел фиаско: вместо нескольких минут депутаты обсуждали мой законопроект почти целый час из  восьми часов, выделенных на пленарное заседание Госдумы. Но что более примечательно, депутаты всех фракций не согласились с отрицательным заключением профильного комитета. Кто хоть как-то знаком с отечественным законодательным процессом, поймет, что произошло уникальное и, в каком-то смысле, невероятное явление.
Что же не устроило профильный комитет в концепции моего законопроекта?  По его мнению, запрет на досрочное освобождение преступников, совершивших сексуальное насилие в отношении детей, "противоречит принципам уважения достоинства личности, гуманизма, справедливости, законности".
Неужели это действительно гуманно, когда подонок, искалечивший жизнь и психику ребенка, не отсидев назначенный ему судом срок наказания, за примерное поведение выходит на свободу? В подавляющем большинстве случаев освобожденные педофилы возвращаются на прежнее место жительства, где они с высокой долей вероятности могут встретить  своих прежних жертв. Получается, что ради защиты прав педофилов наше государство готово обрекать детей, которые уже перенесли страшнейшую трагедию в своей жизни, на ежедневный страх, что они могут не только столкнуться со своим мучителем, но и вновь подвергнуться насилию с его стороны?
В 2016 году в Ульяновской области педофил, неоднократно судимый за сексуальные преступления в отношении детей и выходивший по УДО, напал на маленькую девочку и убил ее. Это зверское преступление всколыхнуло весь поселок, и полиции пришлось защищать маньяка от местных жителей, готовых устроить самосуд. В этой ситуации пресловутый принцип гуманизма вновь позволил уйти педофилу от самого что ни на есть справедливого для него наказания.
Но ведь это просто абсурд и дикость, что государство способно жертвовать правами детей ради отстаивания интересов педофилов, которые, совершая страшное преступление,  и минуты не думали о последствиях своего поступка, не то что о принципе гуманизма.
Отдельно стоит упомянуть, что и с юридической точки зрения доводы комитета также были не основательны. Во-первых, мой законопроект не затрагивает права осужденных просить о помиловании. Во-вторых, согласно ч.3 ст. 55 Конституции РФ, "права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены в той мере, в какой это необходимо в целях защиты прав и законных интересов других лиц".
После достаточно невнятного доклада представителя комитета и эмоциональных выступлений депутатов было очевидно, что палата не поддержит отрицательное заключение комитета. В поддержку отмены УДО для педофилов выступили представители всех парламентских фракций. Даже депутаты неоппозиционной партии не хотели, чтобы впоследствии их заклеймили "поборниками прав педофилов".
Ситуация, повторюсь, приобрела неожиданный поворот. Требовался некий компромиссный выход. По завершению дебатов вице-спикер  С.И. Неверов высказал предложение создать рабочую группу, которая нашла бы способ устранить замечания комитета для принятия моей инициативы.
Я уверен, что если мой законопроект был бы  поставлен на голосование, он бы прошел первое чтение. Однако, если бы это произошло вопреки мнению профильного комитета, была высока вероятность, что в двух последующих чтениях (для которых позиция комитета также имеет решающее значение) законопроект мог бы столкнуться с трудности и даже лечь "под сукно" из-за аппаратного противодействия. Поэтому я счел целесообразным согласиться на предложение коллег, снять с повестки законопроект и войти в состав формируемой рабочей группы. Но подчеркну, я принимал предложение депутатов, заведомо зная, что и без таких "многоходовок" мой законопроект прошел бы первое чтение. Вместе с тем, доработанный законопроект, особенно, если в его подготовке приняли бы участие представители всех парламентских партий,  без сопротивления и дополнительных препятствий сможет получить статус закона. Неважно, кто в итоге станет автором этой законодательной инициативы, главное, что бы был результат.
Создавшийся прецедент -это первый случай за, возможно, последние десять лет, когда весь депутатский корпус был готов выступить против позиции профильного комитета и Правительства (а многие депутаты и вопреки решению фракции, в которую они входят) и проголосовать "за" законопроект, как говорится,  "по совести и уму", поскольку необходимость и обоснованность предлагаемой меры были понятны для всех. Появляется надежда, что если подобные прецеденты будут происходить все чаще, то обидное прозвище "бешеный принтер", придуманное в народе для Государственной Думы, скоро себя изживет и выйдет из употребления.
Очевидно и то, что после обновления состава депутатов в седьмом созыве Государственной Думы представителей "педофильского лобби" стало намного меньше. И теперь у жестких и бескомпромиссных мер, направленных на сокращение числа преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних, есть все шансы быть реализованными в действительности.
В настоящее время на рассмотрении того же комитета Госдумы находится еще несколько моих законопроектов, направленных на борьбу с педофилией: о введении спутникового наблюдения за педофилами-рецидивистами, о создании реестра лиц, совершивших нападение на детей, и применении химической кастрации к данной категории осужденных. Я надеюсь, что при подготовке заключений к данным инициативам Комитет изберет более взвешенный подход.

?

Log in

No account? Create an account