Category: экономика

Category was added automatically. Read all entries about "экономика".

Место встречи Европы и Азии в России

В формировании ЕС изначально большой проблемой было неверное понимание роли интеграционных процессов в развитии национальных государств. Сразу было очевидно, что в ЕС войдут страны с разным экономическим уровнем и, более того, с разной ментальностью,  с разным восприятием демократических ценностей, которыми оперирует ЕС. Стремление резкого экономического уравнивания, насильственного подтягивания всех членов ЕС до определенной планки не привело к резкому росту уровня жизни в экономически более слабых государствах. Зато вызвало увеличение миграционной нагрузки в развитые члены ЕС из менее развитых. Права и обязанности членов ЕС выглядят ассиметрично. Фактически, до сих пор сильные просто «платят» за слабых. И этому пример влияние кризиса на Грецию, Кипр. Но при этом реального стимулирования развития более слабых в экономическом плане государств не происходит. Они как бы все время в обмен на помощь остаются игроками «второго эшелона»,  да и сами не всегда уверены, что хотят  перейти в первый. И при всем этом общий организм Евросоюза остается достаточно неповоротливым и с низкой кризисной устойчивостью.
Латвия, Литва, Польша, Чехия, Венгрия не вошли пока в зону евро. Эстония перешла на евро только 1 января 2011 г. Переход на евро, кроме очевидных выгод, несет и дополнительные расходы, бремя которых хорошо ощущается населением.
Новички довольно медленно интегрируются в Шенгенское пространство и еврозону. Так, Румыния, Болгария и Кипр все еще не вошли в Шенгенскую зону. И основная причина - боязнь открытия границ для трудовых мигрантов. Так, ряд румынских экспертов придерживается мнения, что главной причиной отказа является то, что в начале следующего года будет снято официальное ограничение на приход трудовых мигрантов на рынки ЕС из государств-новичков. На этом фоне в германских и британских СМИ развернулась пропагандистская кампания, описывающая негативные последствия этого шага в условиях падения экономики и роста безработных в странах еврозоны, число которых выросло до 19 миллионов.
При формировании Евразийского союза, в котором экономический уровень государств также будет разниться, важно, чтобы создавалась не система «поблажек» и односторонних «бонусов» для ее членов, а именно равноправное сотрудничество, дающее максимальные возможности для взаимовыгодного развития торговых и социально-политических отношений. Кроме того, сейчас на примере ЕС мы видим, что даже формирование столь крупного регионального союза оказывается подчас не в состоянии обеспечить необходимый политический противовес попыткам формирования некоего подобия однополярного миропорядка.
В очереди на присоединение к Евразийскому союзу уже выстроились государства. Для Армении и Киргизии плюс очевиден – они расширят рынок сбыта. Для России я экономических плюсов не вижу….
Еще не вступив в Таможенный союз и не подписав интеграционную «дорожную карту», Армения авансом уже получила от РФ серьезные преференции на самые необходимые для местной экономики статьи российского экспорта: природный газ, нефтепродукты и алмазы. Так, вместо прежних 270 долларов за тысячу кубометров газа армяне заплатят 189 долларов, причем объемы поставок в республику возрастут до ежегодных 2,5 миллиардов кубометров. Кроме того, «Роснефть» и армянское ЗАО «Ойл Техно» создают совместное предприятие, которое будет стабильно обеспечивать Армению относительно недорогими, но качественными нефтепродуктами.
Если идти по фактам, то Россия получает условные политические дивиденды, расплачиваясь за них конкретными экономическими преференциями.
И не случайно США именно сейчас, то есть в условиях отказа Армении от интеграционных процессов с Европейским Союзом и парафирования соответствующего документа Грузией и Молдовой, заявили о необходимости поддержки со стороны ОБСЕ населения этой республики, а также Нагорного Карабаха.
То есть центр тяжести в борьбе Запада и России за регион переместился в непризнанную республику, субъектность которой, в имеющемся политическом контексте, заметно тяжелеет, и дает возможность воздействия, по меньшей мере, на Азербайджан и Турцию.
Мы в течение нескольких лет  жалуемся, что в Страсбурге нас не слышат, что там кипит антироссийский котел. Но я считаю, что чем больше мы общаемся - тем лучше. И принимать участие в сессиях ПАСЕ нам необходимо. На сегодняшний день у нас активно развивается азиатский вектор. А где Европа может поговорить с Азией? Парламентская евро-азиатская площадка отсутствует. Я высказал идею по созданию такой площадки на территории России, раз уж мы географически оказались на рубеже между Европой и Азией. А это не просто разные экономики, это разный менталитет. Спрос на политическое взаимодействие Европы и Азии существует. И Россия им поможет.